Главная>>История города>>Дореволюционная история города>>Священник Василий Страгородский. Записки о селе Арать

Священник Василий Страгородский. Записки о селе Арать

Авторское название статьи:

Этнографические сведения о жителях села Арати, Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Статистические сведения об отличительных чертах народных особенностей, существующих в селе и вне села Арати
      
      1. Относительно наружности
      Относительно наружности крестьян села Арати и околотка сего достопримечательного ничего не имеется. В народе: голова, руки и ноги посредственныя; лоб, щеки и грудь впалостию или выпуклостию не отличаются; цвет волос более русый, нежели черный или рыжий; глаза более серые, нежели голубые или карие. Здоровье посредственное. Болезни: горячка, чахотка, водянка, лихорадка, рожа и рак; лечатся аптекарскими медикаментами; а боль головы и нечаянное воспаление тела, также боль в животе – излечиваются первые впрыскиванием воды, а последняя накидыванием горшков. Особенной силы телесной, ловкости и проворства, равно как охоты к физическим трудам или лености и вялости не имеется.
     
      2. О языке
      1) Особенность местного произношения: цаво – вместо чего, питак – вместо пятак, питух – вместо петух, риды – вместо ряды.
      2) Особенность в словообразовании, особливо в окончании слов при склонениях и спряжениях. Например: день – вместо дней, четырюх – вместо четырех; слушай, делай, читай – вместо слушаю, делаю, читаю и т. д.
      3) Употребление общественных слов в особенном смысле. Например: на свете хорошо – вместо весьма хорошо, больно умен – вместо очень умен, стянул – вместо украл, пей – вместо пой.
      4) Слова малоизвестные: сем-ка подам – вместо пусть подам; гоже – хорошо; калды, талды – когда, тогда; тмуща получил – довольное количество получил; дудары – рухлядь; головой не знаю – совсем не знаю; безотменно – непременно; заневедался – зазнался; не тревожься – не беспокойся; ни извините – извините; кесь – кажется; несысцулся – не припас чего-либо; глобился – заботился или жадничал; ручник – платок носовой; зебри – челюсти; ницурайся – не чуждайся; хлеб угорный – недостаточный; зепь – карман; мне нацало – мне показалось; мне втемяшилось – представилось; и не суравись это делать – и не думай это делать; власно – точно; властываюсь – пользуюсь; дрюпнулся – сел вдруг, неосмотрительно; не спапашился – не догадался; гамзишь – мараешь, очерняешь; суторюсь – хлопочу; таким-то побытом – таким-то образом; обадил – нашел; кручинный – печальный; рази – разве; не в луку – не в пропажу; поготовь – тем более, тем удобнее; с ума спятил – с ума сошел; послухмянный – послушливый; расхлебянул – отворил настежь; чарка окомнехонька – чашка полнехонька; наторел – навык; оберезтил – окружил; озорный – негодный; сократи огонь – погаси огонь; заледел – давно не здоров; любовал – любовался; сатко – досадно; зубцы – кружево; сходил быденкой – сходил в одни сутки; что за эту вещь безчестья-то? – чего эта вещь стоит?
     

Такое употребление языка существует не в одном село Арати, но во многих селах как Арзамасского уезда, так и сопредельных ему Лукояновского, Сергачского и Ардатовского уездов, на пространстве от села Арати во ста верстах.
     
      3. Домашний быт крестьян села Арати
      Жилище крестьян составляют две деревянные избы – передняя и задняя, устроенные без фундамента и покрытые по большей части соломой, нежели тесом. Между сими избами устроены сени с одним открытым крыльцом; в сенях чуланов не имеется. Лицевая изба теплая, у одних о трех больших окнах, так называемых красных, а у других об одном лишь красном и двух малых боковых окнах. Задняя изба холодная об одном и двух малых окнах. В лицевой жилой избе печь русская с трубою, выведенною на верх кровли, а у некоторых без трубы, с одним челом, отчего во время топки, большею частию соломой, дым стелется по всей избе с верху до самых икон и выходит на волю в отверстие двери. Утварь в избе: стол, лавки, полки, скамьи, полати, лохань. Мытьем пола занимаются весьма немногие, и те пред каким-либо торжественным праздником. Задняя изба служит вместо кладовой, где хранятся сундуки, одежда и обувь; под сею избою устроена клеть для хранения жизненных припасов, как-то: муки, крупы, масла и прочего.
     

 За сим строением следуют службы: сарай, под коим находится погреб и ставятся телеги, дровни и сани; далее на углу сего сарая – скотная изба; в боку сей службы ворота на огород и мшеник; в обратном положении – сарай с хлевами для скота, и на улицу или амбар, или сенница, или изба для сучки конопляной пряжи, или один только забор. Все таковое строение крыто соломой. Между жилою избою и лицевым забором устроены ворота с прикалитком, а у некоторых без прикалитка. У кого сенницы и амбара на дворе не имеется, у того службы сии помещены за двором на усадьбе; там же существуют бани и овины. Таково жилище богатых! Но у бедных задних и скотных изб не имеется. Вместо же задних изб служат у них амбары, устроенные как и оные избы на дворах, в связи с лицевыми избами, а вместо скотных изб служат у них мшеники.
     

Платье мужское. Зимнее обыкновенное: самотканая, клетчатая, синяя рубашка, шерстяной домашний красный пояс, синие полосатые порты, белый бараний тулуп, белый бараний полушубок и русского черно-серого сукна чапан и полукафтанье; зимнее нарядное: самотканая красная полубумажная рубашка, красный шерстяной домашней работы пояс, синие полосатые порты, дубленый бараний тулуп, дубленый полушубок, черного русского сукна чапан и домотканый шерстяной с красными, черными, зелеными и желтыми полосками кушак.
     

 Летнее обыкновенное: клетчатая, синяя рубашка, полосатые синие порты, черно-серого домашнего сукна полукафтанье, а у некоторых зимний полушубок и домашней работы шерстяной полосатый кушак; нарядное: ситцевая пунцового цвета рубашка, сарпинковая пунцовая рубашка, сарпинковые полосатые пунцового же цвета порты, шелковый пестрый пояс, нанковый самого желтого цвета халат, нанковое такого же цвета полукафтанье, назади со сборами, и шелковый пунцового цвета кушак.
    

  На голове. Зимою в будни: четырехугольная или круглая плисовая или суконная шапка, опушенная мерлушкою, а в праздник шапка круглая или четырехугольная суконная, или полубархатная малинового цвета, опушенная мерлушкой или крымкой. Летом же в будни старая без крыльев шляпа, а в праздник шляпа новая, черная поярковая, обвитая разными лентами, с павлиным пером.
     

Обувь зимняя обыкновенная: лапти с большими суконками, а праздничная – валенки с белыми чулками; летняя же – обыкновенные лапти с белыми портянками, а праздничная – выростковые сапоги.
     

 Платье женское. Зимнее обыкновенное: белая рубашка с самоткаными клетчатыми красными или синими рукавами; синий крашенинный сарафан, украшенный узкою выбойкою, дутыми оловянными пуговицами, бумажным и шерстяным разного цвета снурками. Каковое украшение расположено в порядке следующем. Напереди сего сарафана с верху до оподольника проведены из сказанной выбойки две полоски; между сими полосками нашиты оловянные пуговицы, застегнутые пестрым или голубым бумажным снурком; оподольник подшит красным или зеленым шерстяным снурком и обложен выше сего снурка на вершок узкой выбойкой; назади выемка и мышка оторочены голубой китайкой, с нашивкою на них узкой же выбойки. На сарафан сей надеваются, для домашней уборки, пестрые самотканые рукава с пришитым к ним коротким фартуком.
     

 Верхнее зимнее обыкновенное женское платье составляет белый овчинный полушубок, опушенный кругом сурком, с низеньким воротником.
     

На голове холщевый волосник, имеющий напереди несколько выгнутые рога, длиною в пять вершков, состоящие из семи ясневых прутьев, расположенных один подле другого, обтянутых холстом и выстеганных в семь дольных рядов. Сей волосник служит основанием всей женской повязки, зимней и летней, обыкновенной и нарядной.
     

 Зимняя обыкновенная повязка состоит из двух платков, одного большого желтого кашемирового, а другого малого красного или синяго сарпинкового. И сия обыкновенная повязка употребляется в трех видах, а именно:
     

 1) оба платки, как кашемировый, так и сарпинковый складываются косынкой. И в сем случае кашемировый платок употребляется прежде, а сарпинковый после. Кашемировым платком, начиная от рогов волосника, которые оным платком не покрываются, повязывается голова под подбородок и кругом шеи узлом назад; а сарпинковым платком перевязывается голова с затылка так, что все три конца сего платка направляются наперед, и здесь, покрывая кашемировый платок и рога волосника, связываются под оными узлом на самой средине лба;
    

  2) кашемировый платок употребляется точно так же, как показано в первом виде, с тою только разницею, что оный употребляется в настоящем виде после платка сарпинкового; платок же сарпинковый употребляется прежде платка кашемирового и уже не складывается косынкой, а простирается по всей голове с угла на угол, коего задний конец остается висящим под платком кашемировым, передний конец подгибается под рога волосника, а боковые концы присоединяются к сему переднему и на нем завязываются узлом так, что один конец имеет направление вверх, а другой вниз;
     

 3) кашемировый платок употребляется наперед платка сарпинкового и опять так же, как показано в первом виде, без всякой разницы; сарпинковый же платок употребляется так, как показано в предыдущем виде, с тем только различием, что там задняя половина сего платка скрывается под платком кашемировым, а здесь, напротив, кашемировый платок скрывается под платком сарпинковым.
   

   На ногах: черные или белые суконки и лапти.
     

 Платье женское. Зимнее нарядное: белая, браная, полубумажная рубашка, с полосатыми, красными полубумажными же рукавами, сшитыми с перехватом, сделанным пониже локтя, и обшитыми по концам широким нитяным кружевом; два сарафана:
     

1-й кумачный, украшенный лентами, дутыми медными пуговицами, шелковым и шерстяным разного цвета снурками. Это украшение расположено в порядке следующем: напереди сего сарафана с верху до оподольника нашиты две ленты, так называемые арбатные, шириною в 1,5 вершка, разстоянием одна от другой на один палец; между сими лентами нашиты медные дутые пуговицы, застегнутые голубым шелковым снурком; оподольник подшит зеленым шерстяным снурком и обложен на вершок выше сего снурка желтой шелковой ленточкой; назади – выемка и мышки оторочены голубой китайкой, на выемке и мышках нашиты арбатные ленты, шириною в один вершок.
     

2-й сарафан синий китайчетый, украшенный точно так же, как и сарафан кумачный, с тою только разницею, что кругом оподольника сего сарафана нашита не шелковая желтая лента, но лента арбатная, шириною в один вершок.
   

   Напереди сих сарафанов привязывается фартук французского ситца, с штофным или полушелковым нагрудником. Фартук сей длиною в один аршин, а шириною в одну точь, кругом обложен в один ряд желтой шелковой ленточкой, а внизу в два ряда.
     

 Верхнее платье. Белая овчинная шуба, опушенная кругом сурком и обложенная выше сурка сего черным шерстяным снурком. Назади оной шубы пришиты по бокам два костыля, состоящие из черного шелкового снурка, длиною в четверть.
   

   На голове зимняя нарядная повязка заключается в следующих трех видах:
    

  1) сперва повязывается голова небольшим французским платком с угла на угол, коего задний конец остается висящим ниже затылка, передний конец подгибается под рога и чтобы не мог опуститься, то для подкрепления его к нему присоединяются боковые концы и на нем завязываются; потом повязывается голова большим пунцового цвета драдедамовым платком, сложенным косынкой, начиная от рогов волосника под подбородок и кругом шеи узлом назад; и наконец повязывается голова с затылка небольшим белым, браным, самотканым, полубумажным тонким платком, по краям затканным по нескольку полос красной бумагой. Сей платок, украшенный еще пришитым к нему широким нитяным кружевом, складывается как и драдедамовый косынкой, и оною прилагается к затылку так, что средний конец остается висящим ниже затылка, а два боковые связываются узлом на лбу.
     

 2) на волосник надевается сорока, вышитая из разных шелков мушками и репейками, коей все украшение состоит на лбу в длину на четверть, а в ширину на полтора вершка. По случаю сей сороки повязывается голова двумя платками, одним полубумажным белым, браным и длинным как полотенце, затканным красной бумагой по краям в одну полоску, а по концам в несколько широких полос; другим же полубумажным, белым, браным и круглым, тем же самым платком, какой описан в предыдущем виде. Первым платком, раскинутым по голове во всю его ширину и свешенным несколько с рогов волосника, повязывается голова под подбородок и кругом шеи, узлом назад, а последним, сложенным косынкой, повязывается она с затылка, по предыдущему примеру, так, что средний конец косынки сей оставляется висящим ниже затылка, боковые же концы направляются вперед и завязываются узлом на лбу. Вместо сего второго платка повязывается иногда голова также с затылка и таким же образом платком шелковым розового цвета. К краю длинного, браного полотенца, к краю, который только должен окружать лицо, пришивается зеленая шелковая ленточка.
     

 3) на волосник надевается сорока, вышитая серебром позолоченным, по узору трех кубов, находящихся каждый в двух полукружиях, и украшенная разноцветными простыми камнями. Сорока сия одинаковой величины с сорокой шелковой. По случаю сороки сей повязывается голова коноватною тафтою так же, как и упомянутым длинным браным полотенцем, и платками, либо шелковым розового цвета, либо белым, браным, круглым, по примеру, показанному в предшествующих двух видах. К краю тафты, который лежать должен около лица, пришивается для красы апплике позлащенный голун.
     

 Женскую зимнюю нарядную обувь составляют шерстяные панские чулки и валенки.
     

 Платье женское. Летнее обыкновенное. Исподнее платье: та же рубашка, тот же сарафан и те же самые домотканые с фартуком рукава, какие употребляются в обыкновенное зимнее время. Верхнее платье: черного домашнего сукна зипун, обложенный кругом черным шерстяным снурком, назади с черными же шерстяными костылями.
     

 На голове волосник, который повязывается одним платком или пестрым сарпинковым, или кубовым ситцевым, или пестрым крепрошелевым. Платок сей раскидывается по всей голове с угла на угол так, что задний конец оставляется висящим ниже затылка, передний конец подгибается под рога волосника, и чтобы конец сей не мог опуститься, то, для поддержания его, два боковые концы на нем завязываются узлом.
    

  Обувь обыкновенная – лапти с портянками.
    

  Платье женское. Летнее нарядное. Исподнее платье: белая, браная полубумажная рубашка, с красными полубумажными же рукавами, сшитыми с перехватом, сделанным пониже локтя и обшитыми по концам широким, нитяным кружевом; рубашка парчевая и штофная, с рукавами таковыми же покроя обыкновенного; сарафаны: вышеупомянутые синий китайчетый и кумачный, и собственно летний, который зимою не носится, сарафан горнитуровый, отороченный кругом оподольника, выемки и мышек голубою шелковою лентою и украшенный по выше представленному примеру дутыми медными пуговицами, арбатною лентою и голубым шелковым снурком.
     

 Верхнее платье: желтый нанковый халат, сшитый в скобку и обложенный кругом оподольника, на палец ширины, плисом. На голове: серебряная и шелковая сороки, с выше показанными платками – шелковым розового цвета и полубумажным браным, затканным по краям в несколько полос красной бумагой, и украшенным пришитым к нему широким нитяным кружевом.
     

Обувь: шерстяные белые чулки и выростковые чахчуры.
   

   Что же касается до девичьего платья зимняго и летняго, обыкновеннаго и наряднаго; то у девок оное платье одинаковое с вышеписанным платьем женским, разница только в головной повязке. Девки рогов, фат и белых полотенцев не носят. Повязываются же они всеми вышеписанными женскими платками и, подобно женщинам, зимой двумя платками – большим и малым, а летом одним малым. Двумя платками повязываются девки так: большим сверху под подбородок и кругом шеи узлом назад, а малым с затылка узлом наперед. Оба платки сии складываются косынкой. Летним же платком, сложенным также косынкой, повязываются они или сверху узлом под подбородок, или с затылка узлом на связку. Вместо женских сорок девки летом носят серебреные связки, кои в длину одной четверти, а в ширину 1,5 вершка. Зимняя и летняя девичья обувь та же самая, какая имеется у женщин.
    

  Пища крестьянская. В постные дни, обыкновенная: или щи без всякой приправы, горох и белая капуста, или хрен, редька и огурцы, а иногда опенки и ячменная каша, сваренная с соком из коноплянаго семя и употребляемая без масла; праздничная: или горох, или щи, забеленные соком из коноплянаго семя и гречная каша с конопляным маслом; или щи рыбныя, в коих варится севрюга или судак, каша пшенная с конопляным маслом, и полбенные пироги без всякой начинки.
     

 В скоромные дни: пища обыкновенная: щи постные, забеленные сметаной или молоком, или горох, или варенный картофель, иногда и каша, гречная или ячменная с коровьим маслом или молоком; праздничная: щи мясные, пшенник с коровьим маслом и молочная лапша, или щи постные, забеленые сметаной или молоком, гречная каша с коровьим маслом или молоком и полбенный пирог, употребляемый с коровьим же молоком.
   

   Обычаи, соблюдаемые при рождении и по крещении детей. При рождении младенца у поселянок имеется обыкновение носить в баню родильнице ломоть ржаного хлеба, а повивальной бабке три рученьки конопля, или поскони, или льну, или две копейки меди. В доме же родильницы для посетительниц сих предлагается стол, за которым едят они щи с говядиной или с рыбой – судаком, или севрюгой, или сухим лещом, полбенные пироги, гречные или полбенные блины с коровьим или конопляным маслом, пшенную или гречную каши, с тем или другим маслом, и пьют брагу.
     

 А по крещении младенца для кума с кумою от родителей младенца готовится обед, одинаковый с обедом, бывшим на родинах. За сим обедом кум и кума угощаются вином и брагой. В заключение же сего обеда подается в блюде пшенная или гречная каша не масленая, накрытая пшеничным или полбенным пирогом. Как только подадут на стол ту или другую кашу, каждая повивальная бабка в ту ж минуту встает с своего места, берет поданную кашу за края блюда обеими руками и в этом положении возвышает и понижает над столом оную кашу до трех раз, с троекратным и возвышенным произношением в честь новорожденного младенца следующих слов: «Дай, Господи, нашему новорожденному расти большому, вот этакому!». По троекратном произнесении слов сих повивальная бабка накрытую пирогом кашу ставит на стол, снимает с нее пирог, маслит кашу как можно наимасленее, с похвалою о ее доброте, угощает сею кашею и масленым пирогом всех за столом сидящих, просит их наделить, кто чем богат как новорожденного, так и его повивальную бабушку, и с низким поклоном садится на свое место употреблять вместе с прочими кашу и пирог. По окончании такового обыкновения каждой повивальной бабки, домашние дарят новорожденного и повивальную его бабку по грошу, а кумовья дарят по грошу одну лишь бабку сию, новорожденного же дарят они – кум 10-ю копейками серебра, а кума – тремя локтями льняного холста.
     

 Обычаи и обряды, соблюдаемые при свадьбах: Пред браком жених служит у себя в доме молебен Пресвятой Богородице. По окончании сего молебна дается жениху благословение как от его родителей, так и восприемников. Благословение сие родители и восприемники совершают одинаково. Благословляющее лицо берет образ Спасителя, или Божией Матери, или какого-либо угодника Божия и держит оный в обеих своих руках, а благословляемый жених полагает пред образом сим два поклона в пояс и третий в землю. По исполнении земляного поклона жених прикладывается к образу и целует лицо, его благословляющее. Благословляющее же лицо целует жениха взаимно и своим образом осеняет его трижды.
     

По совершении сего обряда жених, его дружка и сваха отправляются в дом невесты для выслушания такового ж молебна. Здесь, помолившись Богу и поклонившись всему собранию вправо и влево, останавливаются они близ стола и находят невесту, сидящую за столом на войлоке, с братом ее или каким-либо ближайшим ее родственником, накрытую фатою и плачущую громким голосом. Сидящий за столом, в самом переду, невестин родственник начинает просить у дружки за невесту выкупа. Дружка подносит ему стакан браги, и в нем 20 или 25 копеек серебра, а сей невестин родственник, опоражнивая стакан браги и принимая денежный выкуп, заставляет дружку повторять сие обыкновение иногда до трех, а по большей части до двух раз, и весь этот выкуп решается двумя или тремя стаканами браги и от 30-ти до 50 копеек серебра. Получивши оные деньги невестин родственник, с невестою, все еще плачущею, наконец прощается и, уступая место свое жениху ее, из-за стола выходит.
    

  Вот и жених на его месте, но он сидит за столом весьма короткое время. В это время он получает здесь руку своей невесты, и они оба выходят из-за стола в неразрывном соединении правых рук. Ставши же на приличном месте жених и невеста соединение правых своих рук прерывают и начинают слушать пение молебна. Во время молебна жених стоит с поникшею главою, а невеста с покрытым фатою лицом и уже не плачет. По окончании молебна родители и восприемники со стороны невесты благословляют жениха и невесту по выше сказанному обряду. Во время сего благословения невеста опять начинает плакать, и плачет по-видимому неутешно.
     

Принявши таковое благословение, жених с невестою отправляются в церковь порознь, жених с дружкою, а невеста со свахою и с подсвахою. В этом случае в руках дружки всегда бывают образа – благословение жениха и невесты, в руках свахи всегда имеются волосник и сорока, которые надевает она на новобрачную по большей части в притворе церкви, а под левою мышкою подсвахи всегда бывает завернутая в платок коробка. Эта коробка содержит в себе узелок соли и две горбушки белого хлеба, отрезанные подсвахою от двух полбенных пирогов, после молебнов в домах жениха и невесты. Оные горбушки и соль вносит подсваха в церковь, якобы для освящения, а по совершении Таинства брака, оным хлебом и солью, вместо просвиры, кормит она новобрачных в доме прежде вкушения ими всякой пищи.
   

   При входе новобрачных в сени родительского дома встречают их: отец с святою иконою, мать с хлебом и солью, а родственники с хмелем. Святою иконою новобрачные благословляются, к хлебу и соли прикладываются, а хмелем обсыпаются. Последнее обыкновение не всегда бывает в употреблении. Когда же оное употребляется, то употребляется якобы для предохранения здоровья новобрачных от очес призора.
     

 Суеверие по случаю умерших:
   

   1) Когда душа будет разлучаться с телом, тогда некоторые на окно ставят чашку воды, дабы грешная душа в оной воде от грехов своих омылась.
    

  2) Когда по умершим читается псалтирь, тогда: а) не метут пола и б) не подают ни одной милостыни, дабы метением в это время пола не вымести, а подаянием милостыни не выносить в могилу всего семейства.
     

 3) Ни один отец не согласится сам нести в церковь и на погост умершего сына своего или дочь умершую, по той же самой причине, чтобы не выносить ему в могилу и всего его семейства.
    

  Обычаи религиозные:
     

 1. В день Благовещения Пресвятой Богородицы каждый земледелец имеет обыкновение брать себе из церкви, после обедни, просвиру, с которой в апреле или в мае месяце выезжает он в поле на засев яровых семян, чтобы более оных родилось.
     

2. В 1-й день августа, по освящении воды в речке Аратке, крестьяне купают всех лошадей своих.
    

  3. В 18-й день сего ж месяца августа крестьяне имеют обыкновение всех также лошадей своих приводить к церкви для кропления их святою водою.
     

 Замечательных обычаев при разных житейских случаях как-то: пожарах, неурожаях, скотских падежах и моровых язвах – не имеется.
     

Занятия наиболее любимые в местности: хлебопашество, судоходная промышленность на реке Волге и торговля хлебом, мясом, солью, дегтем, пенькою и конопляною пряжею. Пенька отправляется в губернский город Нижний на прядильные заводы, а пряжа в уездный его город Горбатов, и из Горбатова в Астрахань для сетей ловить рыбу.
     

 Народное веселье: песни, пляски и игра на гармонии и балалайке. Этому веселью бывают виною помочи (пособия) в пашне, в жатве, в возке с поля снопов, и свадьбы. Во время же масленицы первым народным весельем служит катанье по улицам на лошадях в санях и катанье с гор на ногах и на подмороженных скамьях.
     

 <…> Всего в год издерживается крестьянами, три тягла на себе имеющими, до двухсот тридцати двух рублей пятнадцати копеек серебром.
     

 4. Общественный быт господских крестьян, находящихся в Арзамасском уезде
      Что касается до порядка в общественном устройстве и управлении, то, как в селе Арати, так и в прочих господских селах Арзамасскаго уезда существует порядок однообразный. А именно: мирские сходки держатся или по приказу господ, или по надобности вотчиноначальника, или по совету дружин; держатся оные сходки в Конторе в праздники и в будни, созываются конторским служителем, так называемым десятским, в праздники и будни из каждого дома, в некоторые праздники прямо из церкви, после утрени или обедни. На сих сходках ход суждений начинается иногда с самого вотчиноначальника, продолжается дружинами и поканчивается рядовыми мирянами. А в другое время, смотря по качеству дела, начинают судить о каком-либо деле сперва рядовые миряне, потом обсуживают оное дружины, и наконец, судя по количеству голосов, решает все дело вотчиноначальник. О действительном бытии каждой сходки, равно как и о том, какое сделано на ней всем обществом предположение, начальник вотчины своевременно доносит господам своим, испрашивая у них на сделанное предположение утверждения.
     

Общественные власти и чины:
     

 Приказчик и бурмистр – вотчиноначальники, а где нет приказчика, там вотчиноначальником или бурмистр, или мирской староста.
      Выборный – приходорасходчик.
      Дружины – советники вотчиноначальника, коих бывает человек 5 или 6 на тысячу душ.
      Земский – писец.
      Сотский – член земской полиции.
      Староста пожарный – смотритель за пожарными орудиями и за исправностию печей.
      Подлекарь или Оспопрививатель.
      Десятский – конторский служитель и разсыльщик.
      Полесовчик – лесной сторож.
   

   Наказание за воровство. Если виновник пойман будет в воровстве в первый раз, а воровство его будет значительное; тогда он наказывается отдачею в рекруты. А если виновник пойман будет в воровстве незначительном и в первый же раз: то, в наказание ему, предосудительный его поступок записывается в журнал о предосудительных поступках воров. Если же виновник пойман будет в незначительном воровстве вторично: тогда он, как вредный для общества человек, отдается в рекруты. За неспособностию же его к военной службе отсылается в дальния вотчины или отдается под наказание светского правительства.
    

  Наказание за пьянство. Смотря по степени пьянства виновный приговаривается: или сидеть сутки в черной и темной избе, без употребления в оной всякой пищи; или рубить целый день дрова для топки конторы, или возить также целый день с барского двора летом навоз, а зимою снег; или летом мести улицу и зарывать весной водомойны, а зимою равнять в улице дорогу, срывая с нее снежные наносы в выбитые санями ямы.
   

   Обычай при разделе имений. Если делятся братья, то каждый из них получает себе по равной части. А если делится дядя с племянниками, то деньги, скот и дом с надворным строением, как имущество, приобретенное дядею не с племянниками, но еще с покойным отцом их, делят они на две части, из коих одну часть получает дядя, а другую получают племянники, за покойного отца их. Хлебные же копны и одежду как имущество, приобретенное дядею обще с племянниками, делят они хлеб по тяглам, а одежду по владению.
     

Обычай при выделе приданного. Приданное обыкновенно дается за невестою ее жениху. Но у здешних крестьян бывает совсем напротив. Здесь не невеста жениху, но жених невесте дает приданное, и сие приданное, называемое кладкой, есть следующее: белая, новая, овчинная шуба, новые выростковые чахчуры, новые шерстяные панские чулки, новые лапти и 25 рублей ассигнациями. Деньги сии невеста издерживает на покупку даров для жениховых родственников.
     

 Обычаи при продаже и покупки скота и разных вещей. Если продается лошадь или корова, то покупателю дается небольшое количество денег на повод, чтобы разводились от лошади – лошади, от коровы – коровы. А притом, для сей же цели, покупателю лошади или коровы дается повод не голыми руками, но из полы в полу. Сверх сего, при продаже коровы, отдаются с коровою дойник и горшок, чтобы корова более доила. Что же касается до продажи и покупки иного какого-либо скота, или вещей, то подобных обычаев не бывает, а бывают так называемые магарычи, состоящие в осьмухе или полуосьмухе вина, и оные магарычи бывают по условию или со стороны продавца, или со стороны покупателя.
     
      5. Умственные и нравственные способности и образование
      Разные пословицы и поговорки:
      С чужого коня среди грязи долой.
      Береги денежку на черный день.
      Мирская шея толста.
      Не кормя коня недалеко уедешь.
      Возьмешь лычко, а отдашь ремешок.
      Век пережить не поле перейти.
      Не держи деньги в узлу, а держи хлеб в углу.
      Ученого учить только портить.
      В чужих руках ломоть велик.
      Не красна изба углами, красна пирогами.
      Красно поле пшеницею, а беседа смирением.
      Долг платежом красен.
      Без Бога не до порога.
      Всякое дело мастера боится.
      Знай сверчок свой шесток.
      С миру по нитке, голому рубашка.
      И рыба ищет где глубже, а человек где лучше.
      Ум хорошо, а два еще лучше.
      Плеть не мука, а впредь наука.
      Рад бы в рай, да грехи не пускают.
      С людьми и смерть красна.
      У него на дню-то семь пятниц.
      Тише едешь, дальше будешь.
      Что с возу упало, то пропало.
      Там хорошо, где нас нет.
      Спорь до слез, а об заклад не бейся.
      Хлеб соль ешь, а правду режь.
      Пить до дна, не видать добра.
      Сытый голодного не разумеет.
      Сухая ложка рот дерет.
      Спустя лето, в лес по малину не ходят.
      Сколько волка не корми, а все к лесу глядит.
      Руби дерево по себе.
      Если всякой гадины бояться, то и в лес не ходить.
      Что дальше в лес, то больше дров.
      Коль назвался груздем, полезай в кузов.
      Своя рубашка к телу ближе.
      Правда светлее солнца.
      Обожжешься на молоке, станешь и на воду дуть.
      Попытка не шутка, а спрос не беда.
      Передний заднему дорога.
      Оброчная скотина – не животина.
      Мертвых с погоста не носят.
      Утро вечера мудренее.
      Уговор лучше денег.
      Когда взялся за гуж, так будь дюж.
      По одежке протягай ножки.
      На одном месте и камень мхом обрастает.
      Под лежачий камень и вода не течет.
      Ленивому всегда праздник.
      Не плюй в колодезь, годится водички испить.
      Много есть, не велика честь.
      Из чужого мешка платить легко.
      Куда иголка, туда и нитка.
      Мысли за горами, а смерть за плечами.
      Не всегда коту масленица, иногда и Великий пост.
      Даровому коню в зубы не смотрят.
      Дитя не плачет, а мать не разумеет.
      Без соли и хлеба худая беседа.
      По неволе волосы-то вянут, когда за них тянут.
      Где рука, тут и голова.
     
      Особливой понятливости, сметливости и рассудительности народа не предвидится.
     

 Господствующих в народе пороков не имеется.
     

 Добрые качества в жителях села Арати: раскольников не имеется ни одного человека; в церковь ходят все; на исповеди и у Святого Причастия бывают также все; властям покорны; к старшим себя саном и возрастом имеют должное уважение; в подаянии милостыни нищим не отказывают и странникам дают ночлег.
     

 В тысяче душ мужска пола считается грамотных 30 человек, из коих 20 человек обучались в сельском приходском училище, открытом в 1846-м году, а прочие обучались дома, еще до открытия училища. Грамотниц из крестьянок не имеется.
     

 6. Народных преданий и памятников никаких не имеется
       

Публикуется по: Архив РГО, разряд 23, оп. 1, №124Публикуется по: Архив РГО, разряд 23, оп. 1, №124