Главная>>Персоналии>>Патриарх Сергий (Страгородский)>>Проект послания Митрополита Сергия

Проект послания Митрополита Сергия

 Размещен проект послания митрополита Сергия к пастве, не одобренный правительством.

    "Но будем искренними до конца. Мы не можем замалчивать того противоречия, какое существует между нами, православными, и коммунистами-большевиками, управляющими Союзом. Они ставят своей задачей борьбу с Богом и Его властью в сердцах народа. Мы же весь смысл и всю цель нашего существования видим в исповедании веры в Бога и в возможно широком распространении и укреплении этой веры в сердцах народа".

   Проект послания митрополита Сергия к пастве,

не одобренный правительством  (10.6.1926)
  Православным преосвященным архипастырям, пастырям и пасомым Московского Патриархата.
  Одною из постоянных забот нашего почившего Святейшего Патриарха было выхлопотать для нашей Патриаршей Церкви регистрацию, а вместе с нею возможность полного легального существования в пределах СССР...
  ...Следуя примеру Святейшего Патриарха, я обратился к Народному Комиссару Внутренних Дел с просьбою о регистрации нашего Церковного Управления и теперь имею радость сообщить вам, что моя просьба удовлетворена...
  ...Получая таким образом права легального существования, мы ясно отдаем себе отчет в том, что вместе с правами на нас ложатся и обязанности по отношению к Советской власти, которая дает нам эти права. И вот я взял на себя от лица всей Православной староцерковной иерархии и паствы засвидетельствовать перед Советской властью нашу искренюю готовность быть вполне законопослушными гражданами Советского Союза, лояльными к его правительству, и решительно отмежеваться от всяких политических партий или предприятий, направленных во вред Союза.
  Но будем искренними до конца. Мы не можем замалчивать того противоречия, какое существует между нами, православными, и коммунистами-большевиками, управляющими Союзом. Они ставят своей задачей борьбу с Богом и Его властью в сердцах народа. Мы же весь смысл и всю цель нашего существования видим в исповедании веры в Бога и в возможно широком распространении и укреплении этой веры в сердцах народа...
  Отнюдь не обещаясь примирить непримиримое и подкрасить нашу веру под коммунизм, мы религиозно остаемся такими, какие есть, — староцерковниками, или, как нас величают, тихоновцами. Прогресс церковный мы видим не в приспособляемости Церкви к "современным требованиям", не в урезке ее идеала и не в изменении ее учения и канонов, а в том, чтобы при современных условиях церковной жизни и в современной обстановке суметь зажечь и поддержать в сердцах нашей паствы весь прежний огонь ревности о Боге и научить пасомых в самом зените материального прогресса находить подлинный смысл своей жизни все-таки за гробом, а не здесь.
  При всем том мы убеждены, что православный христианин, свято соблюдая свою веру и живя по ее заповедям именно потому и будет всюду желательным и образцовым гражданином какого угодно государства, в том числе и Советского... Потребует ли государство отказа от собственности; нужно ли будет положить жизнь свою за общее дело; нужно ли показать пример трезвости, честности, усердия на службе обществу — ко всему этому и научает христианина его вера. Во всяком случае, раз в Союзе гражданами состоят не только коммунисты, но и люди религиозной веры, то одним из первых таких граждан может быть и всякий православный христианин, принадлежащий к тому же подавляющему большинству населения. Но обещая полную лояльность, обязательную для всех граждан Союза, мы, представители церковной иерархии, не можем взять на себя каких-либо особых обязательств для доказательства нашей лояльности. Не можем взять на себя, например, наблюдения за политическим настроением наших единоверцев... Для этой цели у Советской власти есть органы более подходящие и средства более действенные... Одно из завоеваний революции есть свобода Церкви от всякой политической и государственной миссии, и мы отнюдь не можем отказаться от этого завоевания, да и верующий народ не простит нам этого отказа. Но мы твердо обещаем, что, насколько это будет зависеть от нашего авторитета, мы не дадим впредь вовлечь Церковь в какую-либо политическую авантюру и не позволим никому прикрывать именем Церкви свои политические вожделения...
  ...Обрушиться на заграничное духовенство за его неверность Советскому Союзу какими-нибудь церковными наказаниями было бы ни с чем не сообразно и дало бы лишний повод говорить о принуждении нас к тому Советской властью. Но выразить наш полный разрыв с таким политиканствующим духовенством и тем оградить себя на будущее время от ответственности за его политиканство для нас и желательно и вполне возможно. Для этого нужно установить только правило, что всякое духовное лицо, которое не пожелает признать гражданских обязанностей перед Союзом, должно быть исключено из состава клира Московского Патриархата и поступает в ведение заграничных Поместных Православных Церквей, смотря по территории. ... Отмежевавшись таким образом от эмигрантов, мы будем строить свою церковную жизнь в пределах СССР совершенно вне политики, но помня наш гражданский долг перед приютившим нас и давшим нам права легального существования Советским Союзом...