Главная>>Персоналии>>Патриарх Сергий (Страгородский)>>Курдин Ю.А. Священник Василий Страгородский – исследователь жизни и быта крестьян Арзамасского уезда середины XIX века

Курдин Ю.А. Священник Василий Страгородский – исследователь жизни и быта крестьян Арзамасского уезда середины XIX века

Жизнь и деятельность православных священников – собирателей фольклорно-этнографических и статистических материалов – тема почти не затронутая современными исследователями. До настоящего времени в научной литературе достаточно обстоятельно представлено творчество лишь одного нижегородского священнослужителя, изрядно потрудившегося на ниве народознания. Известности протоиерея Евграфа Андреевича Фаворского из села Павлово послужило то обстоятельство, что записанные им «Старинные великорусские песни» были напечатаны в первом выпуске «Известий Императорской Академии наук» в 1852 году, а затем воспроизводились неоднократно в сборниках П. В. Киреевского и В. Ф. Миллера[1]. Большая часть фольклорно-этнографических материалов, собранных православными священниками в пределах Нижегородской губернии и отправленных в столицу, до сих пор не введена в научный оборот. Наивысший подъем собирательской деятельности в нашем регионе приходится на середину девятнадцатого века. Наряду с В. И. Далем и П. И. Мельниковым-Печерским инициатором этого массового движения явился профессор Нижегородской Духовной семинарии архимандрит Макарий (Миролюбов), впоследствии епископ Нижегородский и Арзамасский. Практически все сельское духовенство Нижегородской губернии занималось изучением жизни и быта своих прихожан. И результатом этой работы стали сто шестьдесят корреспонденций, присланных из Нижегородской епархии в распоряжение Императорского Русского Географического Общества. Для сравнения: из Московской губернии за этот же период поступило только 20 корреспонденций, а из Казанской губернии, занявшей второе почетное место в этом «соревновании», – 105[2].
       

Хранящиеся в архивах Русского Географического Общества статьи сельских священников представляют собой своеобразную смесь статистики и этнографии с многочисленными вкраплениями фольклорного материала. Подобное отношение к народной поэзии было характерным явлением середины девятнадцатого века. В это время русская фольклористика, еще не обособившаяся как самостоятельная наука, входила в народознание и составляла один из важнейших разделов о народном мировоззрении, об экономической, умственной, эстетической жизни русских крестьян[3]. А быт народа был известен деревенским священникам, что называется, изнутри. В тех случаях, когда священник умел найти общий язык со своими прихожанами и завоевать их доверие, он оказывался подчас единственным звеном, связующим простой народ с образованным обществом, так как мог зафиксировать и описать различные стороны жизни сельского люда.
       

 Известный этнограф и фольклорист Д. К. Зеленин в описании рукописей ученого архива Императорского Русского Географического Общества дал краткую характеристику всем корреспонденциям, присланным из Нижегородской губернии. К большинству статей он сделал приписки: «Сообщение очень краткое». К числу немногих, по мнению Д. К. Зеленина, «полезных статей» относится работа священника Василия Страгородского «Статистические сведения об отличительных чертах народных особенностей, существующих в селе и вне села Арати, Арзамасского уезда» – статья в тридцать две страницы в полулист, получена в 1850 году. В комментарии к описанию работы Д. К. Зеленин заключает: «В статье ценно подробное описание женской одежды»[4]. В предисловии же к первому выпуску описания рукописей ученого архива Русского Географического Общества исследователь сетовал, что «русские этнографы до самого последнего времени (писано в 1914 году) совершенно почти пренебрегали вопросами о внешнем быте русского народа, сосредоточив главное свое внимание на народной словесности. Вопросы о жилище, одежде, хозяйственном быте и о народных верованиях остаются в нашей этнографической литературе почти совсем нетронутыми»[5].
       

Получившую высокую оценку известного этнографа рукопись священника Василия Страгородского можно назвать малой энциклопедией народной жизни и крестьянского быта села Арати середины девятнадцатого века. Статья состоит из следующих разделов:

 

1. О наружности;

2. О языке;

3. Домашний быт крестьян села Арать;

4. Общественный быт господских крестьян;

5. Умственные и нравственные способности и образование;

6. Народные предания и памятники.
       

Большую часть статьи составляет раздел, посвященный домашнему быту крестьян. От внимательного взгляда священника-этнографа не ускользает и малейшая деталь домашнего интерьера или крестьянской одежды. Об этом свидетельствует даже сам перечень подразделов исследования: жилище крестьян; платье мужское; платье женское; пища крестьянская; обычаи, соблюдаемые при рождении и крещении детей; обычаи и обряды, соблюдаемые при свадьбах; суеверия по случаю умерших; обычаи религиозные; народное веселье. Сами рубрики в свою очередь подразделялись на ряд более мелких групп. Так, среди платья женского священник Василий Страгородский подробно описывал зимнее обыкновенное; верхнее зимнее обыкновенное; зимнее нарядное; летнее обыкновенное; летнее нарядное; девичье платье. Почти целую страницу текста занимает описание процедуры зимней нарядной повязки со множеством платков, сороки и волосника, своего рода инструкция-описание для деревенских модниц.
    

    Для экономистов весьма любопытным является статистический раздел: «Расчет жизненных средств, приходящих на местное семейство, состоящее из трех тягол (то есть из трех человек мужского пола с их женами и детьми), с показанием, откуда эти средства получаются и куда расходуются».
     

   Несомненно, такого рода наблюдения над жизнью и бытом прихожан мог сделать только священник, не равнодушный к их повседневным заботам, а вникающий в каждую житейскую мелочь. Как же сложилась судьба священника Василия Страгородского, ставшего автором ценного этнографического очерка своего приходского селения? Она оказалась отличной от судеб многих безвестных корреспондентов Русского Географического Общества. Это во многом объясняется тем обстоятельством, что отец Василий является ближайшим родственником патриарха Сергия (Страгородского).
     

   По свидетельству Николая Михайловича Щеголькова, фамилия Страгородский – старинная арзамасская; в актах семнадцатого века встречаются лица духовного звания с этой фамилией[6]. Применительно к семнадцатому веку речь идет о населении Арзамасского уезда, включавшего в себя территорию двенадцати нынешних районов Нижегородской области. Если же говорить о ближайших предках Святейшего патриарха Сергия (Страгородского), то доподлинно известно, что его прадед по отцовской линии Димитрий Герасимович Журавлев был приходским священником Ардатовского уезда, а его брат Василий Герасимович служил в храме в честь Рождества Христова в селе Кожино Арзамасского уезда. Практика перевода священников с прихода на приход, очевидно, существовала и два века тому назад, так как старший сын священника Димитрия Журавлева Иоанн родился в селе Автодеево в 1807 году, а младший – Василий – в селе Хозино того же уезда, а ныне Первомайского района, в 1818 году. Вскоре родители умерли и малолетние сироты Иоанн и Василий Журавлевы остались на попечении родственницы Страгородской, почему они были записаны при поступлении в Нижегородскую Духовную семинарию под ее фамилией[7]. Следует отметить, что став взрослыми людьми, братья Страгородские не забывали своих родственников по отцовской линии. Когда у священника Иоанна в 1843 году родился сын Николай, отец будущего Святейшего патриарха, то восприемником у новорожденного стал священник села Кожино Василий Герасимович Журавлев. Дед Святейшего патриарха Сергия, священник Иоанн, двадцать три года прослужил в селе Собакино Арзамасского уезда, из них восемнадцать лет был благочинным второго уездного округа. В период настоятельства священника Иоанна Страгородского его трудами и заботами построена великолепная церковь во имя Святой Живоначальной Троицы, сохранившаяся до нашего времени и являющаяся подлинным украшением села Красный Бор нынешнего Шатковского района Нижегородской области.
       

 А совсем неподалеку, в селе Большая Арать нынешнего Гагинского района Нижегородской области, двадцать восемь лет прослужил священником Василий Страгородский, из которых шестнадцать лет исполнял должность благочинного третьего округа Арзамасского уезда. Плодом его пастырского служения в селе Большая Арать стало фундаментальное исследование об отличительных чертах народных особенностей, существующих в селе и вне села Большая Арать, до настоящего времени так и не опубликованного.
     

   В 1851 году священник Иоанн Страгородский переводится из села Собакино в Арзамасскую Алексеевскую общину, в которой через пятьдесят лет он найдет свой последний приют, семьдесят два года потрудившись на поприще священника и заслужив потомственное дворянство. Его сын Николай также пятьдесят лет подвизался священником Алексеевского монастыря, а дочери Еннафа, Мария и Александра по своей доброй воле стали инокинями, причем старшей, принявшей постриг под именем Евгения, суждено быть стать игуменьей обители. Под сенью монастырских храмов прошли детские годы Иоанна Страгородского, нареченного в честь почтенного его деда, священника Иоанна Страгородского. В полуторалетнем возрасте лишившийся матери Любови Димитриевны, происходившей из знаменитого рода арзамасских священников Раевских, мальчик рос под благотворным влиянием бабушки и тетушек-монахинь. На церковные службы он ходил к дедушке в Воскресенский собор, там ему прислуживал в алтаре и пел на клиросе. Именно уклад семейной жизни, основанный на любви к ближнему и почитании старших, а также правила и устав Алексеевской обители, заведенный там с благословения старца Феодора Санаксарского, стали тем благодатным климатом, в котором произрастали семена многих добродетелей будущего Святейшего патриарха Сергия. Восприемник его, или по-другому, крестный отец дед Иоанн, стал подлинным духовным наставником и жизненным примером в арзамасский период жизни. Всегда помнивший свое сиротское детство священник Иоанн Страгородский старался всячески покровительствовать внуку, обделенному материнской лаской.
       

Свою роль в судьбе внучатого племянника суждено было сыграть и Василию Димитриевичу Страгородскому. Отмеченный за многолетнюю усердную службу орденом святой Анны третьей степени он переводится из села Большая Арать в уездный город Сергач с получением также должности благочинного, которую исполнял в течение тринадцати лет. В 1874 году протоиерей Василий Страгородский определяется в храм Косьмы и Дамиана в губернский город Нижний Новгород. Когда в 1880 году, по окончании Арзамасского Духовного училища, тринадцатилетний Иоанн Страгородский поступил в Нижегородскую Духовную семинарию, он тотчас же попал под бдительный надзор священника Василия, с 1879 года исполнявшего высокую должность благочинного второго округа города Нижнего Новгорода. Зная о крепких родственных узах Страгородских, не приходится сомневаться в благотворном влиянии на юного Ивана выдающегося церковного деятеля отца Василия, ставшего в 1887 году духовником Нижегородской епархии.
       

 Вообще следует отметить целый ряд общих закономерностей в судьбах братьев Иоанна и Василия Журавлевых, Божьим промыслом ставшими Страгородскими. Природный ум, прилежание, истинная любовь к Богу и окружающим позволили братьям пройти все ступени карьеры белого духовенства, выслужить потомственное дворянство для детей и внуков. Мистическим образом совпали и судьбы внука отца Василия Александра Страгородского и внучки отца Иоанна Александры, единственной сестры Святейшего патриарха Сергия (Страгородского). В ноябре 1937 года за родственную связь с тогдашним митрополитом Сергием они были расстреляны. Матушка Александра, по мужу Архангельская, «положила живот» за своего брата четвертого ноября, в день празднования Казанской иконы Божьей Матери, а священник села Шпилево Перевозского района Нижегородской области Александр Страгородский расстрелян через две недели в канун празднования Архистратига Михаила. С этого времени митрополит Сергий становится последним священнослужителем из рода Страгородских.
       

 Был у рода Страгородских и свой «добрый ангел». Архиепископ Макарий (Миролюбов), вся жизнь которого тесно связана с Нижегородчиной, будучи профессором Нижегородской Духовной семинарии развернул среди сельского духовенства Нижегородской епархии широкое движение по изучению жизни и быта прихожан. По его программе и под его руководством собирал этнографические и статистические сведения в селе Большая Арать священник Василий Страгородский. Через месяц после начала епископского служения в июне 1879 года Преосвященнейший Макарий, епископ Нижегородский и Арзамасский, назначил протоиерея Василия Страгородского благочинным второго округа Нижнего Новгорода.
       

В 1885 году по благословению епископа Нижегородского и Арзамасского Макария (Миролюбова) протоиерею Иоанну Страгородскому поручается произвести следствие о прославлении и чудесах Понетаевской иконы (Знамения) Божьей Матери.
     

   В книге профессора Титкова Евгения Павловича как любимая забава маленького Иоанна Страгородского описывается его игра с воспитанницами Алексеевского приюта, в которой он изображал грозного архиерея[8]. Кто знает, не из наблюдений ли семинариста Иоанна Страгородского над покровителем Нижегородской Духовной семинарии Преосвященнейшим Макарием, епископом Нижегородским и Арзамасским, и рассказов о нем старших родственников сложился у будущего Святейшего патриарха Сергия Страгородского идеал подлинного архипастыря. Кстати, Преосвященнейший Макарий, епископ Нижегородский и Арзамасский, будет незримо сопровождать Иоанна Страгородского в годы его учебы в Санкт-Петербургской Духовной академии. Его любимым преподавателем станет А. Л. Катанский, воспитанный профессором Макарием (Миролюбовым) в Нижегородской духовной семинарии. А. Л. Катанский станет и его руководителем на научно-богословском поприще[9].
       
        Примечания
        1. Православные священники – собиратели русского фольклора. – М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2004. – С. 12–59.
        2. Зеленин Д. К. Описание рукописей ученого архива Императорского Русского Географического Общества.– Петроград, 1915. – Вып. II.
        3. Базанов В. Г. Русские революционные демократы и народознание. – Л., 1974. – С. 6.
        4. Зеленин Д. К. Описание рукописей ученого архива Императорского Русского Географического Общества. – Петроград, 1915. – Вып. II. – С. 820.
        5. Зеленин Д. К. Описание рукописей ученого архива Императорского Русского Географического Общества. Петроград, 1914. – Вып. II. – С. VI–VII.
        6. Щегольков Н. Арзамасский Воскресенский собор. История его и описание. – Арзамас, 1909. – С. 171.
        7. Там же. С. 104.
        8. Титков Е. П. Патриарх Сергий (Страгородский): подвиг служения Церкви и Родине. – Арзамас: АГПИ, 2007. – С. 6.
        9. Профессор  Александр Львович  Катанский родился в городе Арзамасе, где его отец Лев Васильевич Катанский служил пономарем в Воскресенском соборе. (см. ГАНО-2. Ф. 58). После окончания Нижегородской духовной семинарии отправился в Санкт-Петербург. Был почетным членом трех Духовных академий: Санкт-Петербургской, Казанской и Московской